Adunithil anNair
Сделай доброе дело - помоги Злу победить! // Душитель свободы и демократии// EVIL IS GOOD
Продолжение истории Эарнура, часть 3.


Еще один из воинов короля попытался было удержать его, схватив за край плаща, но Эарнур с безмолвной решимостью отстранил его руку и направился к воротам крепости.
Долго ждать ему не пришлось: вскоре одна из тяжелых кованых створок огромных ворот слегка приоткрылась - как ни странно, почти без скрипа, и перед Эарнуром появился его заклятый враг - как и в прежние времена, закутанный с ног до головы в черное и со стальной короной на голове; в правой руке король Ангмара сжимал длинный меч с узким лезвием, а в левой вместо щита - ужасающего вида тяжелую стальную булаву с шипами.. Однако сейчас в его облике кое-что изменилось, и это сильно удивило Эарнура: во время их первой и единственной встречи лицо Верховного Назгула скрывала маска, и те, кто его видел, потом долго гадали, как он выглядит без нее - ведь все слышали жуткие россказни о безликих призраках, но никто не видел вражьих прислужников вживую! - но теперь он всего лишь закрыл нижнюю часть лица черным шарфом, и на короля Гондора с нескрываемой злобой и презрением смотрели вполне себе человеческие глаза. Серебристо-серые, как у нуменорца знатного рода или нолдо.
-Ага, явился-таки, трусливый гондорский гаденыш,-злобно прошипел Король-Чародей.-Я-то думал, ты стал хоть немного старше. Выходит, ошибся, передо мной все тот же юный мерзопакостный крысенок. Люди из рода Элроса медленно взрослеют и стареют. Мне доставит особое наслаждение вырезать сердце тебе, а твоих прихлебателей возьмет на себя мой друг.
-Что? Не знал, что у вражьих слуг есть друзья!-съязвил Эарнур, пытаясь скрыть страх.
-Боишься меня, да?-королю показалось, что противник усмехается под черной тканью.-И правильно делаешь, потому что никто из вас не уйдет отсюда живым... точно так же, как никто из моих людей в свое время не ушел с поля боя! Я тоже надеялся погибнуть там, и если бы ты, жалкий трус, не сбежал... впрочем, это уже детали. Сначала я хотел сдохнуть сам и целыми днями сидел и смотрел в стену, не выходя из комнаты, но потом друзья предложили мне лучший выход – убить тебя! Придет время, и мы еще поквитаемся с твоими ненаглядными союзничками Элрондом и Глорфиндейлом, но сначала я отправлю тебя вслед за твоим обожаемым папашей!
Эарнур растерялся. Что он такое говорит?
-Ну что, умереть хочешь сразу или предпочитаешь помучиться? Мне хотелось бы получить от тебя перед тем, как ты подохнешь, ответ на еще один тревожащий меня вопрос, но это уже как выйдет!-рука Верховного Назгула, затянутая в черную перчатку из какой-то странной ткани, напоминающей бархат, в гневе судорожно стиснула рукоять меча так, словно хотела раскрошить ее.-Итак, любуйся, твои подручные сдохнут первыми, ты это заслужил – я тоже видел смерть своих подданных! Эй, ты там что – заснул, что ли, или глушишь с Таэритроном коньяк?
-Обижаешь, Аргор,-крикнул кто-то со стены; Эарнур поднял глаза и увидел там еще одного человека в черном с закрытым лицом, только без короны на голове и с арбалетом в руках – судя по всему, он и прикончил его воинов. Прислужник Верховного Назгула - король все-таки не верил в возможность дружбы между слугами Саурона - взмахнул рукой, и в небе пронеслась огромная тень; поначалу Эарнур принял ее за гигантскую птицу, но это оказался дракон, все тело которого покрывала чешуйчатая броня, в свете луны сверкающая, словно вороненая сталь или гематит. Гигантский ящер подлетел к своему хозяину, тот мгновенно вскочил на спину чудовища, тварь снова взмыла в воздух, а слуга Ангмарца, даже не сидя, а стоя на своем драконе - как он вообще умудрялся сохранять равновесие? - несколько раз выстрелил из своего жуткого арбалета. Теперь Эарнур остался с врагами один на один - все его спутники однозначно были мертвы. После всего он был уверен, что подручный Верховного Назгула просто не мог промахнуться.
-Впечатляет?-едва ли не радостно прокричал он, спрыгивая со спины дракона на стену.-У меня большой опыт в стрельбе из этой милой игрушки, больше двух тысяч лет. Тренировался я, кстати, в основном на Верных нуменорцах и их потомках.
Эарнур подумал, что ему больше уже нечего терять.
-Аргор! Так ведь тебя на самом деле зовут, да? Чего я еще мог ожидать от прислужника Врага? Только бесчестного поступка! Тебе нужен я, но заодно ты приказал своему слуге расправиться со всеми, кто пришел к воротам твоей крепости со мной!
-Во-первых, я уже сказал, что он мне не слуга,-грозно ответил тот.-Во-вторых, я звал сюда только тебя одного, а не твою охрану. В-третьих, кто бы говорил о бесчестье, когда сам вместе с Элрондом не оставлял камня на камне от моих городов и жег деревни вместе с жителями, гондорская скотина!
Эарнур вздрогнул. Он знал, что его враг говорит правду – к несчастью, он собственными глазами видел, что творилось на той войне. Мало того, он даже пытался остановить и образумить Элронда, который только посмеялся над наивным юным принцем и ехидно поинтересовался, не играет ли он еще с такими-то идеями с мячиками и деревянными лошадками. Верный Глорфиндейл, который смотрел на своего короля с подобострастным обожанием и восторженно слушал все его речи, конечно же, поддержал владыку Ривенделла и с новыми силами, получив добро с его стороны, принялся изобретать очередные карательные меры для тех, кто сражался на стороне Ангмарца или просто волей судьбы родился и жил в подвластных ему землях. Более того, он страстно призывал к этому эльфов, дунэдайн и их союзников, вдохновенно разглагольствуя о том, что «если вы их сейчас пощадите, то они вас потом не пощадят». Тут главный лизоблюд Элронда оказался совершенно прав: вот теперь-то Эарнура точно не пощадят – за то, что осмеянный собственным дальним родичем не в меру добросердечный гондорский принц решил больше не повторять своих тщетных попыток призвать кого-либо к милосердию и, опустив руки, бессильно наблюдал за зверствами со стороны. Ему оставалось лишь защищаться нападением, потому что ничего другого уже сделать было нельзя.
-А вы что делали на наших западных землях? Что творилось в Артедайне?
-Замолчи, крысеныш,-резко оборвал его Верховный Назгул.-Я там, в отличие от тебя и твоих проклятых союзников, целые поселения не вырезал. Ни одного врага не осталось в живых к западу от Мглистых Гор – ни человека, ни орка, и с ангмарцами было покончено – так ведь вы все это описали в своих хрониках, верно? Так?-он сорвался на крик.-Теперь покончено будет с тобой. Ты лишил меня всего, что мне было дорого. Всего, что у меня было. Жалко, что твой папочка сдох от пьянки и я не успел с ним поквитаться за все хорошее, хотя, надеюсь, он и так умирал долго и мучительно. Настала твоя очередь, и хватит разговоров! Отвечай за содеянное!
Враг нанес удар первым – Эарнур едва успел уклониться и отбить его выпад, настолько неожиданно блеснул перед глазами короля Гондора меч слуги Саурона. Проклятье, у этого исчадия тьмы еще и булава – Эарнур всегда завидовал людям, способным драться обеими руками, ему всегда казалось, что они способны нанести противникам в бою куда больший урон, чем те, у кого всего лишь меч и щит, как сейчас у него. Он не ошибся: следующий удар Ангмарца разнес в куски щит короля, при этом один из шипов жуткой палицы только каким-то чудом не проткнул Эарнуру руку насквозь. Король Гондора еще успел краем сознания удивиться, как противник еще вообще не сломал ему предплечье, и в тот же миг почувствовал резкую боль слева под ребрами. Проклятье, Ангмарский все-таки успел зацепить его клинком, и какой косорукий неумеха делал этот доспех! Несмотря на это, на ногах он все-таки удержался - видимо, рана была не слишком серьезной и глубокой, хотя он почувствовал, как рубашка под кольчугой становится горячей и мокрой от крови. Тем не менее из-за этого ему теперь стало тяжелее двигаться, отбивая удары меча врага и в то же время уворачиваясь от его страшной булавы. Эарнур понимал, что долго против Короля-Чародея ему не продержаться и что для него, скорее всего, все уже кончено, однако просто так позволить себя убить и сдаться без боя он не собирался, враг же его, напротив, словно вообще не ведал усталости. Он только и ждал момента, когда слабеющий раненый противник допустит роковую ошибку, а пока просто играл с ним, как кошка с полузадушенной мышью. Ну вот, снова мышь... только теперь несчастным мышонком, которого ни за что ни про что раздавили сапогом, оказался он сам. В какой-то миг Эарнур, пытаясь отбить особенно яростный удар Ангмарца, оступился, споткнувшись о камень - то ли из-за наползающей слабости и усталости, то ли из-за собственной невнимательности, и тут же снова ощутил резкую боль и холод стали - почти рядом с первой раной, ближе к левому боку. Неужели меч Короля-Чародея рубит железо, как бумагу, или просто эта кольчуга никуда не годится?
-Надо же, какой стойкий этот крысеныш!-захихикал слуга Ангмарца, таращась на них с крепостной стены.-Честно говоря, мне это очень нравится. Интересно, сколько он еще проживет? Вы меня изрядно позабавили! Дави его, дави!-в этот миг он и в самом деле напоминал скорее жестокого ребенка, с интересом наблюдающего за притащившим добычу котом, чем верного приспешника зла, и едва не хлопал в ладоши.
-Рано радуешься,-Эарнур, собравшись с силами, попытался-таки достать Верховного Назгула, и это ему почти удалось – его меч рассек полу плаща врага, но, к досаде короля, ненавистный Аргор успел вовремя отскочить и сделать еще один молниеносный выпад. Эарнур пошатнулся, у него перехватило дыхание – узкий конец клинка, в очередной раз пробив кольчугу, попал ему точно между ребер. Это было последней каплей; ноги у него подкосились, и он, выронив меч, бессильно опустился на землю. Король-Чародей бросил на своего врага торжествующий взгляд. Эарнур попробовал приподняться, опираясь на локоть, но тут увидел, что Ангмарец поднял для решающего удара свою страшную булаву с шипами, намереваясь добить поверженного противника; стоящий на стене вражеский прислужник наблюдал за происходящим с сияющими от восторга глазами. Поняв, что назгул однозначно собирается раскроить ему череп, а против такого оружия бесполезен даже самый лучший шлем, король Гондора последним отчаянным инстинктивным движением, не обращая внимания на боль и дурноту от потери крови, попытался хоть как-то увернуться, и вся тяжесть удара пришлась ему в правое плечо. В первое мгновение Эарнур даже не успел понять, почему ему так больно, а собственный жуткий крик и хруст ломающихся костей он услышал как будто со стороны, но потом сознание все же вернуло его к реальности. Назгул с досадой фыркнул – добить врага с одного удара не получилось. Он снова поднял свое чудовищное оружие, и Эарнур, едва не теряя сознание от невыносимой боли, понял, что в этот раз Ангмарец не промахнется – несчастный король Гондора уже не мог ни шевелиться, ни сопротивляться.
-Аргор, не убивай его так быстро!-как-то слишком жизнерадостно окликнул Верховного Назгула подручный со стены.-Если ты сейчас размозжишь крысенышу башку, это будет слишком легкая смерть для такой грязной твари! Может, бросим его тут медленно подыхать, вот будет потеха, когда его будут заживо жрать стервятники, как в свое время нашего Энвера?
Ангмарец дернулся, словно от резкой боли, а потом, помедлив пару мгновений, все-таки опустил булаву и бросил ее на землю.
-Будь по-твоему. Пусть еще помучается, он это заслужил.
-Жалко, что тут Элронда с Глорфиндейлом нет, вот бы я на них душу отвел,-отозвался подручный назгула.-Ну да ладно, довольствуемся тем, что имеем.
Аргор медленно подошел к Эарнуру и приставил ему меч к груди.
-Тебе страшно, да? А будет еще страшнее,-он пристально посмотрел ему в глаза.-Не надейся, я тебя сейчас не убью, если, конечно, сам не умрешь. Я безумно благодарен судьбе за то, что она воздала тебе по заслугам. Было бы замечательно, если бы тебе всегда было так же хорошо, как сейчас… и как мне тогда, после войны. По твоей вине я потерял все, что у меня было!
С этими словами он озлобленно пнул уже беспомощного противника ногой под ребра. Удар пришелся по свежей ране; у Эарнура потемнело в глазах, и он наконец потерял сознание.


ficbook.net/readfic/246118/2618154#part_content

@темы: NC-17, фанфик, жесть, Третья Эпоха, АУ